?

Log in

No account? Create an account

|

И сельские послышались напевы,
На звуки их стеклися девы.
Как лёгкий ветерок,
Порхая чрез поля с цветочка на цветок...


На этот раз за красотой я отправился на границу Липецкой и Рязанской областей, в места, связанные со знаменитым географом Петром Семёновым-Тян-Шанским и первой в России поэтессой Анной Буниной... Эти места на берегу речки Рановы, тихие и притягательные, удалены от областных и районных центров весьма прилично, и оттого, вероятно, здесь до сих пор ощущается явственно атмосфера настоящей русской глубинки и поэзии XIX века



Церковь Николая Чудотворца в Урусово (1831)

12 октября с утра было ясно, но поднявшийся осенний ветер нагнал сначала белые кучевые облака, а затем и тёмные тучи, предвещавшие дождь... Добравшись из Липецка до Чаплыгина (Раненбургъ) на рейсовом автобусе и закупив у вокзала продукты, я пересел на местный ПАЗик и около часа по полудни был уже в Урусово

Выйдя из автобуса, я ещё издали увидел в перспективе прямой улицы белую церковь с голубыми куполами, которая как бы парила над всем окружающим пространством, и направился к ней




Солнце куда-то скрылось, становилось пасмурно, небо хмурилось

Село Урусово стоит на берегах речки Рановы – притока реки Прони, которая в свою очередь является притоком реки Оки

В XVI веке на этом месте находилось сторожевое укрепление, при котором позже выросло село. Как пишет Википедия: "Название могло произойти от фамилии служилых людей Урусовых, которые населяли здешние селения в XVI—XVII веках". Однако, в книге священника Иоанна Добролюбова «Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии» за 1888 год сказано: "Урусово, получившее своё название от владельца своего – татарского князя Уруса, расположено на возвышенном берегу реки Рановы; упоминается в Ряжской окладной книге 1676 года... В селе имеется церковь Воскресения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа"

В 1794 году, согласно просьбе помещика, артиллерии подпоручика, Василия Петрова, сына Бунина, дозволено было находившуюся в Урусове деревянную церковь продать, а на место её поставить каменную, для чего и храмозданная грамота была выдана преосвященным Симоном 10 марта того же года за №1165. Но деревянная Воскресенская церковь ещё долгое время существовала в Урусове. Василий Петрович Бунин при жизни не успел воплотить свои замыслы




Я обошёл вокруг храма, полюбовался им с разных сторон... Он стоит на небольшом возвышении и виден издалека. Поодаль от храма среди желтеющих среди лугов берёз и дальних лесков я увидел однопутную железную дорогу, уходящую по плавному изгибу вдаль, по которой  один единственный раз пробежал, весело стуча, пассажирский поезд




Напротив храма стоит здание явно старинной постройки: это дом Буниных-Кропоткиных, в котором судя по табличке располагается школа... Была суббота, учеников видно не было. Интересно, действует ли ныне школа?








И, как водится, рядом со школой: вездесущая «лысая голова», присутствующая не только в каждом российском городе, но и почти в каждом крупном селе





Импровизированный памятник «Воинам учащимся Урусовской Средней школы 1941-1945 гг»




Рядом с церковью до революции находилась усадьба Буниных-Кропоткиных, основанная в конце XVIII века Петром Максимовичем Буниным, которая затем через замужество его дочери Марии перешла к Семёновым. С 1822 года принадлежала князю Петру Николаевичу Кропоткину и его потомкам, связана с жизнью идеолога анархизма П.А. Кропоткина. Часовня-усыпальница Буниных, повторявшая в уменьшенном и упрощённои виде Готическую капеллу в Петергофе, утрачена в советское время




Существующая ныне двухэтажная каменная Никольская церковь с приделами Скорбящинским и Архангельским построена усердием княгини Прасковьи Алексеевны Кропоткиной, а также на средства помещиков князей Буниных и Семёновых и освящена в 1831 году

В Никольской церкви крестили первую поэтессу России Анну Петровну Бунину, здесь же, рядом с церковью нашла она свой последний приют

В 1887 году церковь в селе Урусово посетил Преосвященный Феоктист (Попов), епископ Рязанский и Зарайский и нашёл, что Никольский храм «Величественный и благолепный. Чистота и опрятность в храме безукоризненная». В 1894 году храм так же посетил Преосвященный Иустин (Полянский). Согласно его личным впечатлениям, «церковь в Урусово очень благолепная и содержится в образцовом порядке благодаря заботливости о ней князя П.Н. Кропоткина, предками которого и создана та церковь. Богослужения в сей церкви совершаются примерноблаговейные, при отличном хоре певчих, благодаря опять князю и священнику Иоанну Трейерову». В 1895 году при храме выстроено кирпичное здание для церковно-приходской школы, исправлена крыша на храме, покрыты бронзой кресты. В 1900 году в церкви устроены печи, в 1901 году вместо прежних деревянных решёток церковной ограды появились новые железные. В 1911 году в Никольской церкви устроены хоры на средства церковного старосты, местного помещика подполковника Александра Августовича Вегенера. К юго-востоку от церкви стоял усадебный дом Буниных-Кропоткиных. По воспоминаниям П.П. Семёнова-Тян-Шанского, "Перед ... каменным домом около церкви ютилось старое кладбище предков, на котором хоронились члены рода Буниных, получивших здесь свои поместья со второй половины XVI века. В фамильном склепе у храма похоронены были близкие родственники Петра Петровича – мать, отец, строитель храма, дед, а впоследствии и бабушка Марья Петровна"




25 апреля 1922 года из Никольской церкви села Урусово изъята серебряная утварь: четыре креста, венчик со звездой, два сосуда с приборами, ковшик, риза с иконы, две дарохранительницы, три крышки с Евангелия, кадило. Общий вес изъятого – 25 фунтов 69 золотников 51 доля. После 1917 года «исчез с местного кладбища и фамильный склеп-мавзолей Буниных, сооруженный в формах входящей тогда в моду псевдоготики». Закрытие храма в Урусово произошло, по всей видимости, в начале 1930-х годов








В 1930-х годах Никольский храм пытались взорвать, но стены устояли. Тогда иконы и кресты после неудавшегося подрыва церкви, вынесли из здания, собрали в одну большую кучу и подожгли. Но некоторые иконы местным жителям всё же чудом удалось спасти. В середине ХХ века в помещении церкви располагался склад, потом сюда загоняли лошадей. Но даже поруганный, осквернённый и основательно разрушенный храм производил сильное впечатление




В конце Великой Отечественной войны жители Урусово стали просить местные власти вернуть им храм. Их прошение отклонили, и тогда верующие обратились в Рязанский облисполком, после чего последовало решение Рязанского облисполкома №1007 от 26 ноября 1945 года, в соответствии с которым Решение исполкома Рязанского областного Совета депутатов трудящихся от 24.06.1944 года за №599 об отказе в открытии храма было отменено. При этом «в связи с тем, что в Троекуровском районе нет ни одной действующей церкви, исполком Рязанского областного Совета депутатов трудящихся решил считать возможным удолетворение просьбы верующих об открытии церкви в селе Урусово Троекуровского района». По всей видимости, храм был открыт и вновь закрыт во время хрущёвских гонений. В последующее время здание Никольской церкви было заброшено, и лишь в 2003 году силами верующих и разных благотворителей начались работы по её восстановлению. И уже в 2006 году вновь был восстановлен приход Никольского храма села Урусово




«Россия, вперёд!»









Анна Петровна Бунина родилась 7 января (18 января по новому стилю) 1774 года в селе Урусово Ряжского уезда Рязанской губернии

Стихи начала писать в тринадцать лет. Первое опубликованное произведение — прозаический отрывок «Любовь»

Когда умер старый Бунин, оставив дочери средства, дававшие ей 600 рублей дохода, Анна в 1802 году поехала в Санкт-Петербург повидаться со своим братом Иваном, морским офицером. Оглядевшись, она, к негодованию провинциальной родни, решила в столице поселиться. Подыскала квартиру на Васильевском острове и неистово занялась самообразованием, несмотря на свои уже не юные 28 лет. Она стала учиться французскому, немецкому и английскому, физике, математике и в особенности русской словесности

Сборник «Неопытная муза» вызвал одобрение литературных мэтров, в том числе Державина, Дмитриева, Крылова... "Ни одна женщина не писала у нас так сильно", — сказал о ней Карамзин. Многие её критиковали и посмеивались, за приверженность античной поэзии, за «старомодность» слога: Жуковский, Батюшков и даже Пушкин (1822):

Людской бессмыслицы присяжный толкователь,
Хвостова, Буниной единственный читатель,
Ты вечно разбирать обязан за грехи
То прозу глупую, то глупые стихи.


Однако, многие ею восхищались! И даже уже в наши дни посвятил ей своё стихотворение Евгений Евтушенко, которое называлось «Анна Первая»:

Есть в женщинах-поэтах постоянность достоинства, в отличие от нас.
Та Анна на коленях настоялась за них за всех.
Вот кто — не Бог их спас.





Будучи уже известной в свете, совершенно неожиданно Анна заболела, у неё открылся рак, превративший оставшуюся жизнь в страдание. Лучшие медики лечили её, император лично следил за самочувствием Буниной. Было решено везти её в Англию, славившуюся в то время лекарями. Она пробыла там два года

Вернувшись в Россию, Анна сочиняла уже мало. В 1821 году выпустила полное собрание в трёх книгах. Ей была пожалована пожизненная пенсия. Последние пять лет жизни Бунина провела в Москве и ряжской деревне. Болезнь довела до того, что она не могла даже лежать, единственная удобная поза была — на коленях. К этим последним месяцам относится её стихотворение «К ближним»:

Любить меня и нет, жалеть и не жалеть
Теперь, о ближние! вы можете по воле.
Едва из тела дух успеет излететь.
Нам жалость и любовь не нужны боле.


В последние недели она усердно читала Библию




Осенняя классика жанра









В ограде школы увидел двух котят, сидевших на краешке мусорного бака. Когда попытался приблизиться к ним, котята спрыгнули и затаились в кленовой листве













Маленькие дикари





Ну а мне пора дальше: по железнодорожному пути и по мосту через речку с манящим названием Ранова


Анна Бунина * Сумерки

Гавриилу Романовичу Державину, в его деревню Званку

Блеснул на западе румяный царь природы,
Скатился в океан, и загорелись воды.
Почий от подвигов! усни, сокрывшись в понт!
Усни и не мешай мечтам ко мне спуститься,
Пусть юная Аврора веселится,
Рисуя перстом горизонт,
И к утру свежие готовит розы;
Пусть ночь, сей добрый чародей,
Рассыпав мак, отрёт несчастных слёзы,
Тогда отдамся я мечте своей.
Облекши истину призраком ложным,
На рок вериги наложу;
Со счастием союз свяжу,
Блаженством упиясь возможным.
Иль вырвавшись из стен пустынных,
В беседы преселюсь великих, мудрых, сильных.
Усни, царь дня! тот путь, который описал,
Велик и многотруден.

Откуда яркий луч с высот ко мне сверкнул,
Как молния, по облакам скользнул?
Померк земной огонь… о! сколь он слаб и скуден!
Средь сумраков блестит,
При свете угасает!
Чьих лир согласный звук во слух мой ударяет?
Бессмертных ли харит
Отверзлись мне селенья?
Сколь дивные явленья!
Там ночь в окрестностях, а здесь восток
Лучом весення утра
Златит Кастальский ток.
Вдали, из перламутра,
Сквозь пальмовы древа я вижу храм,
А там,
Средь миртовых кустов, склонённых над водою,
Почтенный муж с открытой головою
На мягких лилиях сидит,
В очах его небесный огнь горит;

Чело, как утро ясно,
С устами и с душой согласно,
На коем возложён из лавр венец;
У ног стоит златая лира;
Коснулся и воспел причину мира;
Воспел, и заблистал в творениях Творец.

Как свет во все концы вселенной проникает,
В пещерах мраки разгоняет,
Так глас его, во всех промчавшися местах,
Мгновенно облетел пространно царство!
Согнулось злобное коварство,
Молчит неверие безбожника в устах,
И суемудрие не зрит опоры;
Предстала истина невежеству пред взоры:
Велик, — гласит она, — велик в твореньях бог!

Умолк певец… души его восторг
Прервал согласно песнопенье;
Но в сердце у меня осталось впечатленье,
Которого ничто изгладить не могло.
Как образ, проходя сквозь чистое стекло,
Единой на пути черты не потеряет, —
Так верно истина себя являет,
Исшед устами мудреца:
Всегда равно ясна, всегда умильна,
Всегда доводами обильна,
Всегда равно влечёт сердца.

Певец отёр слезу, коснулся вновь перстами,
Ударил в струны, загремел,
И сладкозвучными словами
Земных богов воспел!
Он пел великую из смертных на престоле,
Её победы в бранном поле,
Союз с премудростью, любовь к благим делам,
Награду ревностным трудам,
И, лиру окропя слезою благодарной,
Во мзду щедроте излиянной,
Вдруг вновь умолк, восторгом упоён,
Но глас его в цепи времён
Бессмертную делами
Блюдет бессмертными стихами.
Спустились грации, переменили строй,
Смягчился гром под гибкою рукой,
И сельские послышались напевы,
На звуки их стеклися девы.
Как лёгкий ветерок,
Порхая чрез поля с цветочка на цветок,
Кружится, резвится, до облак извиваясь, —
Так девы юные, сомкнувшись в хоровод,
Порхали по холмам у тока чистых вод,
Стопами лёгкими едва земле касаясь,
То в горы скачучи, то с гор.
Певец весёлый бросил взор.
(И мудрым нравится невинная забава.)

Стройна, приятна, величава,
В одежде тонкой изо льна,
Без перл, без пурпура, без злата,
Красою собственной богата
Явилася жена;
В очах певца под пальмой стала,
Умильный взгляд к нему кидала,
Вия из мирт венок.
Звук лиры под рукой вдруг начал изменяться,
То медлить, то сливаться;
Певец стал тише петь и наконец умолк.
Пришелица простёрла руки,
И миртовый венок за сельских песней звуки
Едва свила,
Ему с улыбкой подала;
Все девы в тот же миг во длани заплескали.

"Где я?.." —
От изумления к восторгу преходя,
Спросила я у тех, которы тут стояли.
"На Званке ты!" — ответы раздались.
Постой, мечта! продлись!..
Хоть час один!.. но ах! сокрылося виденье,
Оставя в скуку мне одно уединенье.

1808


Продолжение следует...

Комментарии

lj_frank_bot
21 окт, 2019 18:21 (UTC)
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категории: История.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.